Танец русалок. Мистическая история из жизни

Танец русалок. Мистическая история из жизни 1
Подробнее

Тётя моей матери Акулина, всю свою жизнь посвятила чужим детям, потому что её судьба сломалась однажды навсегда. Я верю, что наши далёкие предки, имели связь с тем миром, который сейчас скрывается от людских глаз. Вот вам история, которую хранит моя семья. История маминой тёти Акулины, старшей сестры моей бабушки, которая родилась в 1903 году.

Было это на Полтавщине в райцентре Глобино, откуда все мы родом.

Всего у маминых дедушки Филиппа и бабушки Фёклы родились 18 детей. Киля, как все называли, — из старших. У всех — тяжёлые судьбы, с которыми переплелись голод и войны, тяжёлая работа и бедность.

И даже — магия…

Киля не была красавицей, потому что ещё подростком переболела оспой и болезнь оставила на лице неприглядные следы.

Но Саша их не замечал, потому что полюбил девушку всем сердцем, полюбил её глаза и душу, чистую, как родник, и доброту искреннюю. А она горячо полюбила его в ответ.

Родители парня не приняли выбор сына. Ведь неровня им, богатым, такая невестка, не пара она их красавцу-сыночку. Что из бедной семьи, неучёная совсем, письмом не владеет, так ещё и оспой «побитая».

Ругали Сашу, предупреждали, что брака его с Акулиной никогда не допустят.

А чувства Кили и Александра на запреты родительские не реагировали, горели ярким огнём. Встречались тайно. И какие же сладкие это были свидания! Горячие, запрещены, страстные…

Лунное сияние той летней ночи, когда сидели на берегу деревенского пруда в зарослях камыша, окатило и воду, и всё вокруг каким-то особым светом. Серебряно-изумрудным, загадочным.
Они жались друг к другу, чувствовали тепло, слышали сердцебиение. Молчали.
Слова — излишни. Такая красота и тишина вокруг… Только кое-где тихонько запоют птички…

Подул лёгкий ветерок, и зеркало воды пошло мелкими волнами. Киля встрепенулась, потому что посмотрела и увидела что-то странное. Толкнула Сашу плечом, но и он удивлёнными глазами смотрел уже туда, куда и любимая.

На воду.

Из неё выходили девушки. Совсем голые. Их длинные волосы обвивали стройные девичьи станы, мерцая в свете луны. Их идеальная, атласная кожа отливала синевой.

На берегу они стали в круг и взялись за руки. Пошли хороводом. Как будто плыли в воздухе, едва касаясь босыми ногами травы.

И полилась над прудом, над камышом песня. Без слов, такая, которую поёт ни одна птичка, ни на что не похожая песня. Песня-ветер, песня-траур.

Невероятно прекрасная и жуткая одновременно. От неё, всё внутри парня и девушки замерло и похолодело, они не могли пошевелиться, а только сидели и онемев, смотрели на этот невероятный танец…

И вдруг заметили, что круг из девушек в середине не пуст, что там, в центре круга, на земле сидит ещё одна их подруга.

Вдруг она встала. Плавно поднялась, разогнула спину, плечи, подняла такие же чёрно-пустые, как у других девушек, глаза. Глазки. Неживые.

– Дуся — воскликнула Акулина, не сдержавшись от ужаса, охватившего её мгновенно. Потому, что узнала подругу с соседней улицы, так и не вернувшуюся домой после того, как ушла стирать к воде коврики и полотенца. Искали-искали девушку односельчане, ныряли мужики в пруд, и всё напрасно, так и не нашлась тогда Дуся. А оно вон что случилось… Утопленница она, русалки её к себе принимают… Не выдумки всё это бабушек и дедушек, получается.

Громкий крик Акулины резко оборвал магический танец. Лицо русалок перекосила ярость, мёртвыми глазами скользнули они по берегу, а потом бросились в воду, сомкнулась она над их головами тёмно-зелёным зеркалом.

Нехорошо стало на душе у влюблённых. Стиснуло сердце Акулины стальным кольцом. Скорее бросились они подальше от пруда, от камыша. В село, домой.

– Ох, не к добру-то, дочка, говорили старики, увидеть танец русалок вокруг новой утопленницы…— сказала утром после дочки рассказы мама Фёкла.

Вздохнула глубоко.

А Киля не хотела придавать значение суевериям. Она положила руку на живот, который уже начинал округляться, словно защищая его от чего-то неизвестного и злого.

Не защитила.

Отец Саши разозлился, узнав о ребёнке. Это была для него последняя капля.

– Не бывать этому, — прошипел сыну. – Слышь, не бывать…

Утром пошёл с бутылкой магарыча в военкомат, поговорить по-мужски с комиссаром, другом детства.

Через месяц Александра забрали на армейскую службу, в морской флот.

А через два месяца парня привезли домой. Хоронить — погиб случайно во время учений.

На кладбище мать Александрова выла. Киля молчала. Она слышала не вой и плач, а песню русалок, что разносилась повсюду, пронизывала насквозь и, казалось, — и губила…

Губила. Но не её.

Несколько дней спустя, запнувшись в тёмной, как и тьма, поселившаяся в её душе, платком, Киля с семимесячным животом пошла на соседний хутор к знахарке-шептухе Устине на прерывание беременности.

Бабка только глянула мрачно на почерневшую девушку. Не отказывала, потому что привыкла выполнять прихоти посетителей. И давно научилась не брать на себя их грехи, просто выполняла на совесть своё земное предназначение. Но чего-то от вида Кили, у неё что-то сжалось в её груди. Потому что увидела своим внутренним зрением, что намерение, с которым пришла девушка — роковое для неё.

Спасали Акулину от вызванных на хуторе родов в больнице. Едва сохранили её жизнь. И всё же сохранили.

Мёртвого мальчика Акулина похоронила там, где знала только она. А с ним и возможность родить ещё в будущем.

Пережила. Исцелила душу молитвами. Но не отболело. Никогда не отболело. Но там, в молитвах, в тихих своих разговорах с Богом перед дрожащим огоньком свечи нашла ответ, как жить дальше.

Мамина тётя Акулина больше не впустила в сердце ни одного человека, потому что навсегда там остался единственный любимый Саша.

Всю свою жизнь — а прожила до 77 лет — посвятила детям. Чужим.

Помогала воспитывать детей знакомым, родным. Любила малышей безумно, умела с ними общий язык найти, свой подход к каждому подобрать. А они отвечали ей преданной и светлой детской любовью.

Жила в семьях с детьми в Харькове, Минске. Затем вернулась в родной райцентр и помогала уже моей маме с моими старшими братом и сестрой, пока те были малы.

Кто знает, танец русалок ли всему тому причина… Но я верю, что наши даже ещё совсем далёкие предки имели связь с тем миром, который сейчас скрывается от людских глаз…

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector