Спрятанный хлеб. Мистическая история

Спрятанный хлеб. Мистическая история 1
Подробнее

Мой родной дядя Иван Иосифович прошёл всю войну с самого начала и до конца. Познал всё «прелести» военного лихолетья, а война, как всегда, несёт одни страдания и разрушения. Два старших брата погибли на поле брани, а мать расстреляли в больнице. Но он сумел сохранить доброту и порядочность. Он всегда и везде старался творить добро. Его все уважали, где бы он ни работал, а наша семья его обожала. Нас у родителей было восемь. Мать в семье была самая старшая, а дядя — самым младшим.

Как-то раз были у него на «званом обеде», как всегда, на таких посиделках, в беседах затрагивается какая-нибудь тема. На этот раз — это была религия. Один из атеистов рассказывал о вреде религии и закончил тем, что религия — это дурман и обман людей. Я сидел рядом с дядей, он и говорит: «После одного случая я так не считаю, наоборот, верю в то, что что-то есть». Нам не дали закончить наш разговор. И когда гости разошлись, я спросил у дяди: если это не секрет, можно узнать подробности этого случая?

Никакого секрета здесь нет, вот как это было. Когда мы учились воевать, наша группа войск попала в окружение и, соответственно, в плен и концлагерь. Как-то раз на территорию лагеря заехал немец на конной четырёхколёсной крытой телеге. Оставил телегу и пошёл в контору, она была на территории лагеря. Через некоторое время к повозке подошёл один военнопленный, открыл дверку, а там хлеб. Он быстро взял буханку и ушёл. Потом подошли ещё ребята и тоже взяли. Я наблюдал и тоже пошёл и взял буханку, а спрятать негде, только в бараке.

И вот вышел хозяин телеги, наделал шуму, охрана тут же построила в бараке пленных и проверяют кровать, если буханку нашли — выводят на улицу и тут же расстреливают. У меня тоже там спрятана буханка. Очередь двигается ко мне, и приближается мой конец. И мне не остаётся ничего другого, как просить помощи у небесных сил. И я про себя говорю: «Господи, если ты есть, то спаси меня!»

Дошла очередь до меня, охранник проверил койку слева, мою обошёл и стал проверять койку справа. Когда всё прошло, я остался живой, но хлеб после нервного потрясения я есть не мог и отдал ребятам. А я стал верить, что силы над нами какие-то есть, но мы не всегда к ним находим дорожки. Да и нет в таких делах прямых дорог. Нужно верить и не творить зла.

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector