Порча на тыкву

Порча на тыкву 1
Подробнее

У меня в этом году очень хороший урожай огурцов и тыкв. Урожай такой, что даже слишком, девать некуда. Собрала я целую сумку «спелых» огурцов, прихватила большую корявую тыкву и пошла к соседке – отдать ее поросятам свои овощи. Бабы Вали дома не оказалось, ко мне вышел ее муж Алексей Иванович. Он взял мою сумку, поблагодарил и улыбнулся, глядя на тыкву.

– Ух ты, однобокая, прям как моя порча, – ответил он.

Ваша что? – спрашиваю я, хлопая глазами.

– Ай, да дурью я со своим другом маялся. Сидели мы как-то с Василием за бутылочкой «горячительной». Разговаривали обо всем на свете, было весело и душевно. Разговор зашел о ведьмах и колдуньях.

– Никак не могу понять, как это ведьмы наводят порчу даже на расстоянии? – сказал я.

– Ну ты даешь, да проще простого, они вольт делают и на него колдуют, – ответил Василий.

– Это как?

Василий нетвердым шагом прошел к себе во двор, вытащил из-под лавки грушеобразную тыкву и сказал:

– Допустим, я хочу навести порчу на тебя. Ты же мне должен сто рублей, а до сих пор не отдал. Я беру эту тыкву и представляю, что это твоя голова.

Василий ножом вырезал у тыквы рот и глаза, сунул в рот сигарету и нахлобучил на нее мой картуз, выдернув у меня с лысой головы пару оставшихся волосин, сунул их под шляпу тыкве.

Я взглянул на тыкву и расхохотался.

– Действительно, похоже на мою физиономию, только рожа на одну сторону перекошена.

– А это, Леха, у тебя зуб болит, вот щеку и раздуло. Именем неба и земли нарекаю тебя Алексеем! – пропел Василий, делая над тыквой шутовские пассы руками, – Если долг не возвратишь, свои зубы покрошишь! Слово моё железное!

Он вручил мне мой «портрет» в руки, и мы продолжали попойку, а я клятвенно пообещал отдать долг, как только получу зарплату. Прикольно наряженную тыкву я забрал с собой, намереваясь отдать жене на кашу.

Ночью я проснулся от ноющей боли в ухе и правой цене, выпил анальгин вроде полегчало, уснул. Весь день зуб ныл и дергал, внезапно вскрылся нерв, но к стоматологу идти для меня ужас дикий. Я и сало на десну, и полоскания, и примочки – болит гад, житья нет. Ночью, правда, было успокоился, утром взглянул в зеркало – батюшки, флюс выперло. Лицо что-то странно мне было «знакомо», где-то я это уже видел. И тут вспомнил про тыкву. Да ведь сейчас моя башка, как тот арбуз, что Васька подарил!

Я пошел на кухню, тыква все еще издевательски ухмылялась мне. Я долбанул по ней от злости кулаком и снова чуть не взвыл от боли в челюсти: «Ну Васька, колдун чертов!» Схватив последнюю сторублевку, я побежал к Василию.

– Вот, держи, расколдуй только! – провыл я.

– Да ты что, я же пошутил!

– Пошутил – не пошутил, ты на меня посмотри!

– Да уж, извини, я не хотел. Тыква еще у тебя?

-. Ну да…

– Тащи ее сюда.

Василии осторожно снял с тыквы шляпу, убрал сигарету.

– Ты не тыква, и тыква не ты! – сказал доморощенный колдун.

А зуб все-таки болит, – говорю.

– Иди к стоматологу.

– Хорошо, придется. Только скажи мне, у тебя в роду колдунов не было?

– Прабабка была… Мать говорила, а я не верил.

– Ну так не колдуй по пьяни, а то тех еще дел наворотишь, – заорал я.

Василий мои деньги не взял, совесть его, видно, замучила, что меня сглазил. Но и мне они впрок не пошли, я их все на свои зубы истратил. Зато понял я, что такое быть испорченным, а ты вот принесла тыкву, я эту историю и вспомнил. Ну, уж эта тыква вашей свинке не помешает, – сказала я, а про себя подумала: права, видно, пословица: меньше знаешь – крепче спишь.

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector