Печальной скрипки звуки доносились… Мистическая история из жизни

Печальной скрипки звуки доносились... Мистическая история из жизни 1
Подробнее

Стою на остановке, возвращаясь с рынка. Людей много, холодно, но всё бы ничего, если бы один мужик не стал бренчать на всю остановку на гитаре, не имея ни слуха, ни умения. Да ещё и шапку перед собой положил, чтоб туда люди деньги бросали.

– Не умеешь играть, так не берись, уши вянут, — возмутилась я.

– А я вот вообще на скрипке играл однажды, играл хорошо, хоть и не умеючи, — сказал мне интеллигентный мужчина лет за сорок.

– Этого не может быть, люди годами на скрипке играть учатся, — ответила я.

– На скрипке я играть никогда не учился и не умел, но десять лет назад купил себе квартиру. И квартира была хорошая, и соседи, только одна бабулька на меня смотрела очень уж внимательно, даже искоса. Ну, мало ли чем я ей не понравился. Стал я обживаться. С месяц прожил, и тут началось. Соседи за стеной купили скрипку и стали на ней играть. С одиннадцати вечера и до полпервого ночи. Кто-то играл весьма неплохо, но мелодия была такой, будто кожу живьём сдирали. От этой музыки не то что плакать — выть хотелось, начиналась мелодия плачуще — мелодично, полчаса лилась, как церковный напев, потом переходила в хрип и скрежет. Потом внезапно умолкала до следующего вечера. Каждый день. Моё терпение лопнуло. Однажды я постучал к соседям. Соседка округлила глаза:

– Сережа, Бог с тобой. У нас нет ни скрипки, ни скрипача.

Спросил ещё этажом ниже и выше, но никто на скрипке не играл и ничего не слышал. А потом меня встретила та самая бабушка, которая с самого начала на меня смотрела искоса.

– Сынок, не ищи скрипача по соседям. Музыка звучит в твоей квартире.

– Как это в моей?

– А так. Пять лет назад в твоей квартире жили молодые супруги, Анна и Владимир. Владимир был архитектором, а Аня преподавала музыку, скрипачкой была. Жили они хорошо, очень любили друг друга, но была у них беда — у Ани не получалось родить ребёнка. Анна не могла выносить плод до положенного срока. После очередного выкидыша и произошла эта трагедия. Аня замкнулась в себе, никого не хотела видеть. И однажды ночью заиграла скрипка, я слышала её, но не поняла, что это тревожный знак. Скрипка играла и играла, издавая невероятно грустные и плачущие звуки. Сначала я даже обрадовалась, что Аня возвращается к жизни, раз начала играть. Музыка ближе к полуночи потеряла свою мелодичность, а потом умолкла совсем. Утром вернувшийся из командировки Владимир обнаружил Аню мёртвой. Рядом лежали скрипка и пустые пачки из-под таблеток. Получилось, что Аня играла на своей скрипке, уже умирая. После смерти Ани Владимир тоже рассказывал о том, что слышит скрипку, плачущую по ночам. Ему не верили, а потом он продал квартиру. Новые хозяева недолго в ней жили, вот и продали тебе.

– Бабушка, но что же мне делать? Я ведь так сойду с ума, да и почему я слышу её?

– Сынок, я тебе скажу, что ты очень похож на Владимира. Он, правда, был выше ростом и шире в плечах, но ты похож очень. Я уж грешным делом подумала, — Владимир вернулся, глядя на тебя. Может, тебе заказать службу за упокой, свечи поставить?

Так я и поступил, но это не помогло. Каждую ночь невидимая скрипка выматывала мою душу. Ситуация становилась безвыходной — продать быстро квартиру я не мог, что делать с музыкой, я не знал.

Не знаю, чем бы это закончилось, если бы я не зашёл в магазин музыкальных инструментов. Я не думал о том, что совсем не музыкант. Я купил скрипку, не зная, как правильно держать её в руках, но когда наступил вечер, взял её в руки и попытался провести смычком по струнам. Скрипка откликнулась кошмарными звуками — скрежетом и визгом. Однако я всё возил и возил смычком по струнам. Эти звуки рвали мои барабанные перепонки, и я уже ожидал стука в стены от соседей, но потом случилось чудо. Я ясно почувствовал, что сзади меня обняли женские руки. Я закрыл глаза. Нежные руки легли на мои пальцы и потянули смычок моими руками. И полилась музыка — нежная, ласковая, лёгкая и больше не рвущая душу. Я увидел лёгкий силуэт незнакомки — большие карие глаза, вьющиеся каштановые волосы, гладкий высокий лоб. «Я играю для тебя, Аня. Я играю для твоего покоя. Не мучайся больше и не тревожь меня», — мысленно попросил я незнакомку. Скрипка умолкла, и ощущение лёгкости ушло. Мои руки больше никто не держал, а пальцы никто не направлял. Как я и предполагал, больше скрипка не звучала ни в моей голове, ни в моей квартире.

Вот такой я музыкант. Живу теперь спокойно. Я хотел было продать ненужный мне инструмент, но, прикасаясь к нему, я вспоминаю нежные глаза умершей скрипачки и не хочу предавать её память.

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector