Нить длиною в жизнь. Мистическая история из жизни

Очень долго сегодня лакомилась мороженым, потому и автобус, и троллейбус уехали без меня. Приготовилась торчать на остановке больше часа, а это скука неимоверная. На остановке рядом со мной сидела пожилая женщина, которая скучать совсем не собиралась. Вместо этого она достала из сумки полотно и нитку с иголкой и стала вышивать какой-то узор быстрыми уверенными стежками. Самого узора я не видела, он был почти скрыт в сумке. Я просто по себе знаю: начнешь вышивать - отрешишься от всего мира. Вскоре мелькание иголки и нитки так меня заворожило, что я забыла об автобусе. Очнулась тогда, когда из сумочки вышивальщицы ненароком выкатился клубочек зеленого мулине. Я подхватила его и подала женщине.

- Спасибо. Не боитесь незнакомым людям нити подавать? - грустно улыбнулась она.

- А чего бояться-то? Главное, чтобы не испачкались.

- А бояться надо, дорогая. Я всю свою жизнь угрызения совести испытываю. Я тогда молоденькая была, беременная. Ждала первенца, мальчика. И вот задремала я днем, и снится мне сон. В сельской, беленной глиной комнате стоит женщина средних лет. Одета аккуратно, но простовато, в серую юбку и белую блузу. Платок на голове повязан. Перед женщиной стоят два полотнища, на большие пяльцы натянутые. Полотнища еще чистые, а она вышивать собирается. На одном полотнище цифра 38, на другом - 33. Смотрю, а она взялась за полотно под номером 38. Заправила иглу коротенькой красной ниткой и стала вышивать простую линию вниз. И тут я почувствовала, что эта красная линия, которую вышивает незнакомка, очень важна для меня. Я не знаю, что это такое, только чувствовала, что эта тоненькая, красная полоска на чистой ткани должна быть как можно длиннее. Вот только у вышивальщицы нитка в иголке уж совсем короткая, надо бы добавить, а нечем. Нечем! Страх обуял меня какой-то, ужас перед иголкой с короткой ниткой. Я оглянулась по сторонам и вдруг увидела возле полотна под номером 33 клубочек ярких красных ниток, как раз таких, какие мне нужны. Я схватила клубочек мулине и протянула вышивальщице.

- Вот нитки, шейте... - сказала я.

- Положи на место! - строго произнесла она.

- Нет, возьмите, шейте, шейте, прошу вас, вышивайте дальше!

- Ты же виновата будешь! Ты же себя не простишь никогда! - гневно произнесла мастерица.

- Пожалуйста, прошу, возьмите нитки, — почти закричала я.

Женщина взяла нитки и, зарядив в новую иголку, продолжила вышивать полоску. Я почувствовала радость и облегчение, проснулась.

Странный сон вскоре исчез из мыслей. Родился мой Антошка - здоровый, веселый малыш. И однажды, гуляя с ним во дворе, я увидела незнакомую бледную девушку в черной косынке. Незнакомка буквально поедала глазами коляску с моим ребенком. Мне стало неприятно, а девушка наконец взяла себя в руки и, отвернувшись, ушла в соседний подъезд.

- Кто это?- спросила я у сидевшей на лавочке бабушки Шуры.

— Да это Ира из тридцать третьей квартиры. У нее девочка мертвой родилась. Кстати, рожать вы должны были практически вместе. В роддоме не встречались?

- Н-нет... - замычала я и опрометью бросилась домой, уносясь галопом вместе с коляской.

Дома долго не могла прийти в себя, прижимая к груди своего драгоценного сына. Я наконец поняла весь ужас содеянного. Тридцать восемь и тридцать три... В квартире номер тридцать восемь жила я, а в тридцать третьей жила несчастная мать. Чистые полотнища - это были судьбы наших детей. Красная нить - нить их жизни. И я забрала чужую нить, чтобы нить моего ребенка, жизнь моего ребенка была длиннее. Я забрала чужую жизнь. А что было бы, если бы я этого не сделала? Девочка, у которой был целый клубок красной нитки, была бы жива, а мой Антошка прожил бы совсем недолго. Меня страшно мучила совесть, но я понимала, что спасала Антошку и, наверное, поступила бы так же еще раз.

Я успокоилась только через четыре года, когда узнала, что Ира родила - таки себе девочку. А вот у меня, кроме Антона, больше детей не было. С тех пор я и занялась вышиванием, будто стараюсь загладить свою вину.

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.