Катенька. Мистическая история

Катенька. Мистическая история 1
Подробнее

Всегда, входя в один уютный магазинчик, я ощущаю запах свежей выпечки. Такой же аппетитный аромат был в нашей школьной столовой, я хорошо его помню. Хоть готовили в столовой не очень вкусно, но пирожки, булочки, коврижки были свежими и дешёвыми. Такое изобилие рождало настоящее свинство со стороны школьников. Везде в корзинах валялись недоеденные куски. Учителя постоянно орали на нас, заставляя допивать кипячёное молоко и не разбрасываться хлебом, но никто их особо не слушал. И тогда учителя решили сводить свои классы в школьный музей боевой славы.

Двухэтажное здание музея находилось рядом со школой и имело три зала. На первом этаже находился тот самый музей. Там были старые фотографии, книги, мебель. На столах стояли керосинки, самовар, посуда. Были даже патефон и чёрная от сажи печка «буржуйка». На втором этаже был зал народных умельцев и комната хлеба. В комнату хлеба и повела наш 2-А наша Варвара Михайловна. В больших шкафах за стеклом на полках были собраны образцы хлеба из Грузии, Армении, Азербайджана, но самыми странными и страшными были кусочки хлеба из блокадного Ленинграда. Маленькие, чёрные кусочки, в которых было больше опилок, чем муки, были даже в некоторых местах надкушены. Варвара Михайловна нам объяснила, что надкушенные кусочки хлеба вынимали из уже окоченевших мёртвых ручек. В Ленинграде умирали целые семьи и зачастую потому, что не смели есть скудную пайку хлеба: родители оставляли детям, дети — друг дружке. Дети доходили до такой степени истощения, что никакой хлеб им уже не мог помочь. Не знаю, как у кого, но у меня при виде этих твердокаменных кусочков шёл мороз по коже.

Экскурсия подходила к концу. На нас постоянно прикрикивали, чтобы мы не трогали экспонаты, но мы всё-таки украдкой и прикасались к старинным вещам. Мне не хотелось покидать уютный музей, и я плелась самая последняя. И тут я увидела, что возле печки «буржуйки» сидит девочка. Что самое интересное, печка горела. Я удивилась, как это музейный экспонат разрешили растопить, и сначала подумала, что девчонка из нашего класса. Присмотревшись получше, я увидела, что девочка одета в старые валенки, фуфайку и большой серый платок. Она тянула одну руку к огню, а во второй что-то держала и быстро грызла, словно белка. Я протянула руку к печке и снова услышала окрик учительницы: «Я же просила не трогать экспонаты руками». Я испуганно моргнула и отдёрнула руку. Видение сразу исчезло, только возле печки я увидела крошечный кусочек сухаря. Я быстро сунула его в карман и побежала за классом.

Учительнице я ничего не рассказала. Вместо этого на следующий день я уже самовольно побежала в музей после уроков. В портфеле у меня лежал чёрный сухарик. Сторожиха баба Лида была одна, и когда я протянула ей сухарик, даже не удивилась.

– Так ты, детка, тоже видела Катеньку? — спросила она

– Катеньку?..

– Эта «буржуйка», детка, попала в музей прямо из Ленинграда. Возле остывшей печки нашли тело маленькой девочки, которая держала в руках сухарик. Кроме неё, в ленинградской квартире были ещё трое: бабушка, мать и старший брат. Уж не знаю как, но и этот сухарик, который она держала в руке, оказался в нашем музее. А потом стали видеть призрак худой, закутанной в лохмотья девочки, которая ела сухарик. Удивляло и потрясало то, что девчушка доставала сухарик из-за стеклянной витрины снова и снова.

– А почему вы зовёте её Катенькой? — спросила я.

– Сама не знаю. Просто однажды я её так назвала, и она протянула ко мне руку.

– А может, её нужно угостить чем-нибудь вкусным? — спросила я.

– Да пробовали уже, но это же не домовой, которому ставят блюдце с молоком. Она ничего не берёт, только свой сухарик.

– А её многие видели? — спросила я.

– Да, видели, уборщица, я и некоторые посетители.

Я не смогла долго хранить эту тайну и вскоре мои подружки, и некоторые мальчишки стали бегать в музей к «буржуйке». Каждый клал внутрь печки конфеты или булку. Все очень хотели увидеть Катеньку, и некоторые даже говорили, что видели. Сторожа музея гнали нас взашей, но «буржуйка» была словно мёдом намазана. Но, наверное, нет худа без добра. После экскурсии в комнату хлеба наш класс расползался по школе и собирал остатки хлеба и булок. Всё это относилось в столовую, как положено.

Я давным-давно окончила школу, но я часто проезжаю мимо школьного музея. Часто думаю: а «живёт» ли ещё в музее бедная Катенька? Это теперь я знаю что нужно было не таскать в музей конфеты, а заказать в церкви заупокойную службу и пригласить священника, но никто ведь не верил в Бога. От детства у меня осталось немного — школа стоит всё там же, музей и запах свежей выпечки. А ещё воспоминания о приключении возле «буржуйки».

Комментарии закрыты.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector