Пугало. Мистическая история

Пугало. Мистическая история 1
Подробнее

Недавно еду я в полупустом троллейбусе, газету просматриваю. Передо мной две старушки сидят, разговаривают. Тут у троллейбуса штанги разъехались, водитель пошёл устранять неполадки, и я вникла в разговор бабушек, забыв о правилах приличия. Звали их Татьяна и Нина. Говорила в основном Татьяна.

– Ох, Нина, осталась я в этом году без всего: без картошки и помидоров. Даже внукам дать нечего.

– А что же так-то? На даче неурожай?

– Да нет у меня дачи. Был у меня кусок земли в шесть соток, нам на посёлке выделили, да и тот теперь Богом проклят. Сколь лет садила, всё худо-бедно, родилась огородина, а теперь из-за этой дуры земля мёртвая. У нас ведь как было, каждый год в огороды ворье лезет, у того капусту и лук покрадут, у того картошку пороют или кукурузу выломают. Обидно, а что делать, огороды в основном старики обрабатывают, сторожей нет.

Вот однажды, прихожу, соседка Валентина орёт: «Гады, всю рассаду помидорную вырвали. Лучше б чёрт рассаду забрал, чем ворюга — пропойца какой-нибудь.» Тут одна кумушка при мне и ляпнула: «Знаю адресок «бабки» одной. Она может и воров на чистую воду выводить, и охрану от них ставить».

Валентину воры, видно, так допекли, что она за эту «бабку» и ухватилась. Адрес узнала и меня с собой потащила.

Жила бабка в маленькой хатке, небогатой и чистенькой. Выслушав нас, она спросила: «Вы действительно хотите, чтобы я вора проучила и «сторожа» поставила?». «Я хочу, чтобы никто из моего огорода ничего больше не взял», — ответила Валя. «Хорошо, будь по-вашему. Только у меня уговор. Если «сторож» надоест, опять ко мне приходите. Уберу». Не сказав больше ни слова, она выпроводила нас за ворота. Мы ничего толком и не поняли, пошли домой.

Через пару дней пошла я с тяпкой на свой огород, смотрю, у Валентиныного участка собралась толпа народу и что-то, разинув рты, рассматривают. Кое-кто изредка креститься. Подхожу ближе… Батюшки! В огороде Валентины пугало стоит, только не от птиц, а от людей.

Сам чёрт его придумал, не иначе: шест деревянный, к нему картонная звезда приделана, к звезде дохлая кошка проволокой прикручена без головы. Лапы и хвост на лучах звезды расположены, а голова бедняги венчает её верхушку. Пасть оскалена, глаза выпучены. На голову рыжий косматый парик нахлобучен, как у клоуна. К звезде какие-то тряпки длинные пришиты, развиваются, словно крылья ворона. Звезда накрепко была прикручена к шесту, поэтому поворачивалась, будто флюгер.

«Это кто же такое учудил?» — спросил наш сосед по городу Михаил. «Это сторож, не трогайте», — ответила Валя. «Ничего себе сторож, заикой стать можно, на него посмотрев», — проворчал кто-то. «Зато никто чужой не сунется», — следовал ответ. Люди стали потихоньку расходиться по своим участкам, кто поливать, кто сажать, но поработать спокойно нам так и не удалось. У всех было противное ощущение, что что-то смотрит нам в спину колючим, злым взглядом. Кроме того, пугало отбрасывало причудливые жуткие тени, а в упор на него никто взглянуть не осмеливался. Мы все надеялись на то, что тело кошки высохнет, и чучело потеряет свой ужасный вид. Однако наше ожидание не оправдалось — ни солнце, ни ветер не брали пугало, напоминающее египетскую мумию.

Бабка оказалась права, больше воры на наши участки не совались, но и самим хозяевам работа на своих огородах не приносила радости. Люди, быстренько поделав свои дела, убегали из-под тяжёлого, ненавистного взгляда «сторожа».

Сосед Мишка как-то раз попытался выкинуть это пугало, но шест, вертясь в руках, до конца не вынимался, словно держало его что-то в земле. На Валентину начали злиться. Она и сама уже чувствовала, что её затея добром не кончится. Последней каплей была истерика местного алкоголика Сашуни. Он орал не своим голосом и был, что странно, абсолютно трезв. «Шёл я от кума напрямик через ваши огороды вчера ночью. Глядь, а у пугала-то глаза жёлтыми огнями светятся. Раскрыло оно пасть свою, да как завоет! Живое оно, ой живое!» «Опять допился до чёртиков?» — спрашивали его люди. «Я не раз до белочки напивался, но в тот вечер не очень много выпил, да и так страшно никогда ещё не было», — «А не ты ли, чертяка, у Вали рассаду вырвал?» — «Ну, вырвал пару десятков. Выпить хотелось, а не на что было. Но зачем же на меня чертей-то напускать?! Я, вон, поседел весь за раз». В волосах Сашуни и впрямь появились лишние седые прядки.

Утром Валентина снова пошла к «бабке» на поклон, чтобы забрала сторожа. И через день чучело пропало, будто и не было его. Только урожаю в тот год так никто и не порадовался. Напали на картошку жуки так, что никакие яды их не брали. А потом ещё и невесть, из какого стада отбившиеся коровы перемесили и перетоптали всё, что осталось.

Никто ничего не взял с огородов, как и хотела Валентина, даже сами хозяева.

Вот уже три года прошло, а урожая на наших огородах нет. Нечего было с ведьмой связываться. Одна Наташка, жена Сашуни, довольная ходит — муж пить бросил. Старушка рассказчица попрощалась с подругой и пошла к выходу. Я тоже спохватилась — остановку-то свою давно проехала.

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector