Кошачья жертва. Мистическая история из жизни

Кошачья жертва. Мистическая история из жизни 1
Подробнее

Люди стали словно сухие спички: чуть что не так, разгорается склока. Сидел на столике возле ларька большой вальяжный кот, а столик-то был предназначен для сумок покупателей. Но люди им пользовались мало, вот кот на нём и дремал, никому не мешая.

Одна тётенька купила в ларьке десяток яиц и отошла уже, когда за ней стоявший мужик грубо сбросил кота со столика. Кот обиженно мяукнул, а тётка с яйцами вдруг гаркнула на мужика:

— Мешал он тебе? Трогал?!

— А чё тут антисанитарию развели, для котов, что ли, столик стоит? — возмутился мужик.

— Слышь, ты, санитар, маску лучше надень, да и носки смени, а животное не трожь! Чистюля выискался!

В дополнение своих слов тётка угрожающе взмахнула кульком с яйцами. Мужик понял, что лучше злую фурию не трогать, иначе на голове окажется обильный омлет.

– Что-то бубня себе под нос, мужик убрался, а кот вернулся на насиженное место.

— Большое вам спасибо от кошатницы кошатнице, — поблагодарила я тётеньку.

— Я не просто кошатница, я жизнью обязана своей кошке, жизнью и счастьем, — ответила женщина. — у меня жила молоденькая кошечка Мелаша. Чёрненькая и очень умная. Я её совсем котёнком подобрала, из пипетки пришлось выкармливать. Её кто-то в кусты мне под окно выбросил. Само собой, кисуля во мне души не чаяла. А потом я забеременела. Со здоровьем у меня всё было в порядке, я ходила уже на шестом месяце, когда заметила, что и у Мелаши тоже отбивается брюшко. Обе беременные! Две беременные матроны стали ещё ближе и понимали друг дружку с полувзгляда.

И всё бы ничего, если бы не мои проклятые шлёпанцы. Я была дома одна с кошкой, муж на работе, а я собралась что-то приготовить на ужин. То ли мой тапок резко запросил каши, то ли нашёл крохотную заусеницу в полу, но я резко потеряла равновесие и мгновенно упала на живот. Не успела даже сгруппироваться, не успела выставить руки, не успела…

Адская боль в животе и адская мысль — ребёнка не будет! Начнётся выкидыш, и такое долгожданное и любимое мною дитя покинет меня, даже не родившись. Я тонула в боли и даже не пыталась себе помочь. А зачем? Ребёнка уже нет, зачем кого-то звать на помощь? Не лучше ли умереть вместе с малышом и не видеть жалостливые и осуждающие взгляды близких? Не уберегла дитя!

Слабо шевельнувшись, я открыла глаза и увидела, что кошка лезет мне под бочок. «Вот стерва, а! Решила возле меня пригреться! Обуютиться! Думает, что я так себе лежу. Брысь от меня! Расплодишься, гадина, когда срок придёт, четверых принесёшь, не меньше. Кому они будут нужны? А я умираю здесь с ребёнком, уйди от меня!» — злобно думала я сквозь боль, но сил не было даже отпихнуть от себя кошку.

Моё тело больше не могло выносить такую страшную боль, и я погрузилась в небытие, где боль отпустила, а мне пригрезилось лицо мальчика лет шести. Ребёнок был рыжим и кудрявым, чем-то похожим на главного героя из «Приключений Электроника». Он улыбался, и я знала, что это мой малыш. Из грёз меня вывели дикое завывание и хрипы. Открыв глаза, я увидела, что кошка корчится возле меня на полу в луже крови.

Сначала я подумала, что это моя кровь, но у меня ничего не болело. Я смотрела на кошку и понимала, что она рожает, рожает преждевременно, так как живот для родов у неё был ещё небольшой. Даже не рожает — теряет приплод! Мне захотелось помочь, спасти Мелашу, но тут неким внутренним чутьём я поняла: двоим нам не выжить, кто-то из нас должен сейчас умереть. Если я попытаюсь спасти кошку, попаду под удар судьбы сама.

Поэтому я замерла и лежала тихо, пока кошка не издала последний хрип. Потом я подползла к телефону и вызвала «скорую». В больнице меня сразу же обследовали и сказали, что мне повезло необычайно: с ребёнком всё в порядке. Меня, конечно, положили на сохранение, но я понимала, что мне уже ничего не грозит. Смерть получила свой урожай мою любимую кошку и её котят. На моём теле через несколько дней проступило множество синяков, свидетельствовавших о серьёзном падении, но ни одного синяка не было на животе.

В срок я родила здорового малыша, которого назвала Сережей. И, подрастая, он всё больше походил на того самого мальчика, которого я видела тогда, лёжа на полу.

Так что, сами понимаете, после всего пережитого я боготворю кошек больше, чем египтяне, и готова порвать любого, кто их обижает. Я жалею только о том, что тогда, в суматохе, я так и не расспросила, куда дели тело моей кошки. Если бы я знала, где её похоронили, я бы ей памятник поставила.

Ваше мнение?

Ваш электронный адрес не будет опубликован, комментарий появится после модерации.

Сайт использует файлы cookie Принять Подробнее

Adblock
detector